info@intmagic.ru

Взгляд Запада и Востока на взаимоотношения полов

На Западе достаточно долго существовал романтический взгляд на взаимоотношения полов. Мужчин и женщин, созданных друг для друга, влечет таинственная сила — любовь. Она навеки соединяет их сердца, и разлучить влюбленных уже не могут ни годы, ни расстояния. Христианская церковь учила, что «браки заключаются на небесах», поэтому молодоженам надлежало сохранять верность своему супругу всю жизнь. Однако на Востоке существовал принципиально другой взгляд на взаимоотношения полов. Первые европейские путешественники, посещавшие острова Океании в XVIII веке, были одновременно озадачены и приятно удивлены свободой нравов, царившей на островах. Так, Джеймс Кук в восторге записал в своем дневнике: «Нигде в мире я не встречал менее сдержанных и более доступных женщин». Острова южных морей даже назвали «островами свободной любви». Бронзовокожие аборигенки готовы были подарить любовь чужестранцам за… подаренный платок или даже гвоздь, а то и просто так. Однако эти женщины не были дурочками или проститутками. Они принадлежали к другой культуре и у них в ходу были другие представления о любви. Например, для полинезийца половой акт с понравившейся женщиной такая же обыденная и естественная вещь, как сон и еда.
 Захотелось мужчине поесть — он сорвал фрукт и поел, захотелось ему женщину — он тут же получил ее. В Полинезии молодые девушки (вахины), если они красивы, то принадлежат всем. Да и сами они сочли бы для себя унизительным, если бы ими никто не пользовался. Однако молодые вахины, легко сходясь с мужчинами, так же легко и расстаются с ними — никаких обязательств, никаких планов на будущее. Любопытна история, связанная с посещением первым епископом моарийской деревни в Новой Зеландии. После католической службы и пышного приема вождь деревни приказал привести к епископу на ночь прекрасную девушку. Когда тот возмутился: как епископу можно предлагать девушку? Вождь извинился и приказал, чтобы к епископу привели двух девушек. Христианские миссионеры посчитали половой распущенностью и то, что девушки ходят практически обнаженными, прикрыв лишь причинное место маленькой юбочкой. Они обрядили их в длинные балахоны. Однако это новшество так и не прижилось. В сегодняшнем мире молодые вахины все больше уходят в города. Там, в соответствии с традициями предков, есть возможность разделить ложе со многими мужчинами. Кроме этого вахины становятся корабельными проститутками и переходят в портах с корабля на корабль.
 Еще они работают в рекламных агентствах и турфирмах и обслуживают туристов и бизнесменов. Молодые полинезийки смотрят на проституцию иначе, чем западный человек. Они считают своим долгом дарить людям любовь…Еще капитан Кук писал в своем дневнике, что на Таити аборигены имеют странную привычку совокупляться публично. Он и его моряки не раз были свидетелями любовных сцен. Причем таитяне нисколько не стеснялись не только местных жителей, но и европейцев. Островитяне не были индифферентны к эротическому зрелищу и не проходили мимо, если им удавалось застать любовную парочку. Напротив, увидев, как кто-то совершает половой акт, они останавливались, и звали других посмотреть. Как правило, собиралась небольшая толпа энтузиастов. И все они с большим интересом наблюдали за происходящим, по ходу делая свои комментарии. В сам процесс они не вмешивались и соблюдали определенную дистанцию, хотя некоторые особо любопытные подбирались поближе и садились на корточки, дабы все лучше рассмотреть — эти, как правило, и были комментаторами. В современном мире таитяне совершают публичные половые акты только в секс-клубах для иностранцев, и уже никто не комментирует происходящее. Для души, а не за деньги сегодня совокупляются средь бела дня при посторонних жители острова Яп, расположенного неподалеку от Филиппин. Однако и они начинают нервничать, когда обнаруживают, что на них смотрят дети.
 Впрочем, сегодня совокупление «вживую» можно увидеть во многих секс-заведениях на Западе и на Востоке. Очень любят показывать такие «фак-шоу» в Таиланде для западных секс-туристов. Находясь всего в полуметре от кресла иностранца, верткий тайский юноша проделывает с гибкой, как змея, девушкой такие штуки, о которых европеец даже и в «Камасутре» не читал. И по сей день на некоторых островах южных морей процветает подростковый гомосексуализм. По свидетельству Д. Хердта, у папуасов самбия (Новая Гвинея) мальчики, достигнув возраста 7-8 лет, переходят на жительство в так называемые «мужские дома». Считается, что тело мальчика будет нормально развиваться, только если он регулярно пьет семя. До начала полового созревания мальчики осуществляют фелляцию с подростками и юношами. Когда же они подрастают, их самих начинают обслуживать новенькие. Юноши постепенно переходят на женщин и окончательно порывают с гомосексуализмом, заведя семью. И в других, вполне цивилизованных обществах проявляются черты «латентной гомосексуальности» подростков, пусть это выражено не в такой крайней форме, как у самбия. Подростка никто не склоняет к гомосексуальным контактам, но страстная дружба со сверстниками и сексуальные контакты с ними иногда имеют место. В этом случае, все может ограничиваться взаимной или групповой мастурбацией, но могут иметь место и другие элементы нетрадиционного секса.
 Как правило, с возрастом, когда юноша начинает вести регулярную половую жизнь, эти «увлечения» бесследно проходят. В последнее время стало модным обыгрывать элементы гомоэротики в поп-культуре, например, дуэт «Тату». Однако, режиссеры подобных шоу, по оценкам сексологов, не придумали ничего нового, а лишь эксплуатируют старую, как мир, тему подростковой «интерсексуальности». Если в традиционном полинизийском обществе молодежь была вольна в выборе нового сексуального партнера, то к браку относились иначе. Брак воспринимали как дело далеко не личное, а общинно-родственное. Личные симпатии здесь редко учитывались. Нельзя было выбирать невесту из своей деревни — обязательно из другой, из семьи тех, с кем имелись давние дружественные или родственные связи. Не дай бог взять в жены не ту женщину, этим можно было навлечь на себя неудовольствие родового божества и многочисленных родственников. По поверьям распространенным у жителей Океании, каждый человек обладает божественной силой — маной. Если человек женился, то ему подбирали жену рангом не ниже, чем он сам. В противном случае уменьшилась бы мана его детей. Если у родителей мана была одинаковая, то у детей ее становилось больше, и род процветал. Здесь мы видим наличие у аборигенов сословно-классового принципа подбора брачного партнера.
 В современном обществе почти такая же картина. Общественное мнение склоняется к тому, что жениться надо на равной себе или на богатой. У австралийских аборигенов, чтобы выйти замуж, необходимо было отдать долг. Этот долг жениха был весьма своеобразный, его отдавали не семье, где жила невеста, а своим сверстникам (классификационным братьям). Они, так же как и молодой человек могли жениться на этой девушке, но если он опережал их — он должен был компенсировать потери… Откупиться от своих приятелей жених может только одним способом — предоставить им право первого сексуального контакта со своей невестой. Обычай этот входит в свадебный ритуал. Девочка отправляется собирать коренья по заданию родителей. В лесу ее хватают друзья жениха и, несмотря на то, что она царапается, визжит и кусается (это все входит в сценарий обычая), утаскивают в укромное место и по очереди овладевают ей. Иногда это происходит на глазах у самого жениха и даже под его непосредственным руководством. После этого девушка вверяется будущему законному супругу, который может с ней прямо тут же торжественно совокупиться. Что это, как не узаконенное традицией групповое изнасилование? Описание чего-то подобного можно встретить и на страницах криминальной хроники. Например, молодой человек поздно вечером прогуливался со своей девушкой, как вдруг на них набежала компания знакомых или незнакомых парней (классификационных братьев молодого человека) и девушку изнасиловали на глазах у молодого человека, а затем заставили его самого совокупиться с ней. Подобные дикие выходки, вероятно, являются каким-то смутным отголоском обычая, который до сих пор жив у австралийцев и, который, когда-то был популярен и у европейцев.
 Подростки интуитивно и неосознанно улавливают его и совершают противоправные действия. У папуасов, живущих на острове Кивая, в начале войны или перед трудным походом проводилось публичное сексуальное гадание: перед тем как покинуть родные пенаты вождь должен был заняться любовью со своей супругой, на глазах у воинов. Если эрекция была хорошая и пара быстро достигала оргазма, то будущее предприятие имело все шансы удачно завершиться. Если же случались какие-то сексуальные неувязки (не было эрекции, оргазма и т. д.), то поход могли и отменить, опять же судя по характеру протекания полового акта. Так, поступают и некоторые мужья. Перед длительной командировкой они предпочитают прямо на чемоданах овладеть супругой. Конечно, вряд ли мужчина отменит командировку, если что-то не так с потенцией. Вряд ли он вообще понимает, зачем заниматься сексом перед долгой дорогой. Однако неосознанно он стремятся к этому и делает это. Впрочем, чаще всего перед долгой разлукой, не страшась взглядов домочадцев и соседей, муж крепко обнимает супругу и целует ее — этим дело и ограничивается. У некоторых кочевых народов принято заводить по нескольку жен в разных местах, если в эти места приходится часто возвращаться.
 Так, например, поступают кипсинги-скотоводы, живущие в Кении. И действительно, почему не завести много оседлых жен, если приходится подолгу кочевать? Однако то у кочевников… а вот оказывается, нечто подобное имело место и у одного мексиканского торговца. По роду своей деятельности он постоянно совершал перелеты в разные страны: Бразилию, Италию, Алжир и т. д. Когда же он умер, и его супруга вступила во владение его имуществом, то неожиданно выяснилось, что в каждой из тех стран, где он помногу бывал, у него были другие супруги и дети от них. Всего четыре жены. Причем все супруги торговца состояли с ним в законном гражданском браке там, где проживали. Пришлось им всем делить наследство через суд. Но в самый последний момент судебное заседание отменили, так как выяснилось, что была еще и пятая супруга в Турции…В Меланезии люди из племени Масим создали для себя удивительные отношения — эрим. Двое мужчин, находящихся в отношениях эрим, могли свободно пользоваться женами друг друга. Они придерживались негласного принципа: «моя жена — это твоя жена, а твоя жена — это моя жена». При этом вовсе не надо спрашивать разрешения у мужа. Приличия ради можно было уведомить его, что сегодня разделишь ложе с его супругой.
 Нечто похожее происходит и в свинг-клубах, где пары могут меняться сексуальными партнерами. Некоторые продвинутые интерпретаторы отношений эрим могут заниматься сексом вчетвером, а подходящую пару разыскивают через Интернет. Обычно там, где развито многоженство (полигиния) жены терпимо относятся к друг другу, но вот у племени алорцев из Восточной Индонезии прежние жены обязательно должны устроить мужу сцену ревности, когда тот приводит в дом новую жену. В ход идут нецензурные слова, а иногда и кулаки. При этом муж стоит в стороне и с интересом наблюдает за происходящим. Совсем не обязательно, что прежние жены ненавидят новенькую, они лишь следуют ритуальной практике, установленной для этих случаев. Старые жены должны демонстративно показать, что они любят своего мужа, а если любят, то ревнуют. И в Европе бывшие и нынешние жены, а также любовницы мужа, увидев друг друга, любят закатывать сцены ревности. При этом позиция мужчины часто ограничивается простым наблюдением за происходящим. Единственное, что может позволить себе мужчина в такой ситуации, это изречение типа: «Ну, девочки, перестаньте…», сказанное к тому же неубедительным тоном. А что ему еще остается делать? Многомужество (полиандрия) встречается у некоторых народов на островах Океании, в Индии и Тибете. Женщина выходит замуж не за одного мужчину, а сразу за нескольких. Например, в Тибете многочисленные братья женятся на одной девушке, и она становится хранительницей очага и воспитательницей всех детей — этакой семейной королевой.
 Впрочем, нечто похожее происходит иногда и в России. Так, бригаду вальщиков леса, месяцами не вылезающую из тайги, в интимном отношении обслуживала одна женщина, привезенная ими на делянку из Петрозаводска. Пока лесорубы на работе — женщина готовила, стирала, убирала в доме, и ей такая жизнь нравилась. Со временем она превратилась в настоящую коллективную жену. Семейное счастье улыбнулось ей — у нее родился ребенок, который стал общим для всех вальщиков. Лесорубы заботятся о нем и о его матери и не выясняют между собой, кто же истинный отец ребенка… Коллектив отцов надеется на дальнейшее прибавление семейства—каждому потенциальному отцу — по ребенку. У народностей, населяющих Маркизские острова, встречается групповой брак. Семья состоит из главного мужа — главы семейства, нескольких дополнительных мужей и жен. Хозяйством управляет главный муж, по его указанию сомужья получают доступ к женам. Если главный муж уезжает куда-нибудь, то он назначает вместо себя исполняющего обязанности, к которому на время отлучки переходит вся полнота власти в доме, а также регламентирование сексуальных отношений между дополнительными мужьями и женами. В этом деле нужна особая деликатность — ночь с женой является поощрением за хорошую работу по хозяйству или в поле, лишение секса воспринимается как наказание. У австралийского племени мурнгинов и по сей день встречается нечто подобное. Отмечены случаи, когда старики мурнгины имеют свыше десяти жен.
 Правда, добыты они были не- законным путем — в свое время старики захватывали чужих жен из других деревень, а их мужей убивали. Большое количество жен свидетельствует о высоком статусе мужчины, поэтому далеко не редкость, когда старики, уже потеряв мужскую силу, продолжают «добывать» себе новых жен. Внушительный гарем с негласного разрешения старика обслуживают его многочисленные родственники-мужчины. Он же регламентирует этот процесс, еще более упрочивая свое положение среди родни. Молодые мужчины еще не «добывшие» себе жен, по-родственному используют чужих, но при этом испытывают постоянную зависимость от «предков». Стремясь к независимости, они, по завету отцов, стремятся выкрадывать жен из враждебных клану деревень, а их мужей, дабы обезопасить себя от мести, убивать, — традиция требует этого. Молодому человеку не позволяют жениться (даже если он и нашел себе жену) до тех пор, пока он не принесет родственникам голову ее бывшего мужа. Конечно, вероятность того, что сам любитель чужих жен доживет до старости — очень невелика. Чем больше жен у кого-то, тем более лакомым кусочком становится он сам и его гарем для охотников за головами. Естественно, администрация запрещает чудовищный обычай, но это не всегда удается. У некоторых племен вошла в повседневную практику замещающая жертва — чтобы жениться, молодому человеку достаточно принести голову свиньи, а из ее туши приготавливают традиционное блюдо…Существует еще один обычай, аналогов которому не отмечено у европейцев. Он распространен у скотоводов нуэров, проживающих в Южном Судане. Называется он «браком с призраком».
 Если мужчина умер, не оставив после себя ребенка-мальчика, один из близких родственников умершего начинает замещать его. Он получает имя умершего, живет в его доме, ведет хозяйство, содержит его семью и пользуется его женой. Это происходит до тех пор, пока у жены не родится мальчик — наследник рода. Нуэры верят: если этого не сделать, то призрак умершего, разозлившись на то, что у него не осталось наследников (девочки не в счет) будет мстить живым. Чтобы его гнев сменился на милость, необходимо, чтобы кто-то из мужчин пожил его жизнью, до тех пор, пока появится наследник, который будет считаться сыном умершего. Таким образом, мы на множестве примеров можем видеть, что довольно часто то, что считается восточной экзотикой, присутствует и в западной культуре в том или ином виде. Более того, прослеживаются четкие параллели в поступках людей, как на Востоке, так и на Западе. По всей видимости, западная и восточная культуры если не происходят от одного корня, то на каком-то историческом этапе развивались параллельно.